Главная » 2011 » Ноябрь » 5
15:56
Камила Вальехо: «Это борьба не только чилийских студентов, но всей молодёжи мира»
Камила Вальехо: «Это борьба не только чилийских студентов, но всей молодёжи мира» (Фото Олега Ясинского)

Беседовал Олег Ясинский, Сантьяго-де-Чили

Обновлённое студенческое движение в Чили заявило о себе в мае этого года. После шести месяцев уличных протестов, собраний, диалогов с общественными представителями студенческие протесты против новой (рыночной) модели образования переросли в протесты против всей неолиберальной системы.

Камила Вальехо, 23-х лет, студентка Географического факультета, превратилась в одну из ярких фигур этого студенческого движения, самого мощного со времён военной диктатуры. Камила возглавляет Федерацию студентов университета Чили. Она - член молодёжного крыла Коммунистической партии страны. В интервью для «Desinformémonos» она говорит о вызовах времени и ожиданиях, о том, что достигнуто и что вызывает тревогу.

- Что сегодня значит быть левым?


- Во-первых, понимание необходимости в глубоких переменах в обществе и его политико-экономической и культурной системе. И, кроме того, осознавать, что это требует коллективного действия, совместной работы, что нужно действовать сплочённо и организованно. Во-вторых, эти перемены должны сочетаться с восстановлением народовластия; в частности, в Чили, воля народа должна распространяться не только на возврат натуральных ресурсов, но и на политическую власть. Демократия должна быть коллективной, чтобы самые разные слои общества своими руками конструировали будущее, основанное на принципе социальной справедливости. Считаю, что это сегодня – главный вызов для левого движения.


- Почему это движение вспыхнуло сегодня, через 23 года после окончания диктатуры? Почему должно было пройти столько времени? Казалось, что в Чили ничего не происходит…


- В Чили всегда что-то происходит, но это не всегда заметно за её пределами. За рубежом говорится, что мы - ягуары Латинской Америки, что мы – образцовая страна, пример для подражания, что у нас стабильная власть и потрясающий экономический рост, что мы побеждаем бедность. И ничего не говорят о том, как и почему растёт социальное недовольство. В стране уже были выступления протеста, не столь массовые, как сегодня, но не менее важные. Но поскольку в нашей стране не разрешается выражать своё мнение, все протесты переносились за стол переговоров и кончались предложением проектов новых законов. Так нарастало общественное недовольство. Оно вызвано ростом, укреплением и углублением социального неравенства. В нашей стране, победившей нищету, неравенство проявляется всё отчётливее. Люди начинают понимать, что это неравенство не есть нечто временное, а это продукт системы, навязанной нам диктатурой. Поэтому можно утверждать, что этот социальный взрыв не есть нечто спонтанное, что он – результат накопленного социального недовольства и опыта социальной борьбы прошлых лет.


- Почему вы пользуетесь такой симпатией и поддержкой людей, и не только в Чили? Вы ожидали это?


- Я думаю, что мы выступили против основ системы, и это вызвало такой отклик. Наше движение – это не профсоюзное выступление за какие-то корпоративные интересы, оно касается не только студенчества, но всего общества, не только нашего поколения, но и будущих; я думаю, именно это вызвало симпатию и одновременно разбудило сознание многих людей. Вернуло надежду тем, кто боролся раньше, но страх не позволил продолжать борьбу. Я считаю, что это - главное достижение нашего движения… Мы не отступаем не из-за нашей неуступчивости, а из-за ответственности, которая для нас вопрос этики и морали. Именно это, думаю, и обусловило такую поддержку нашему движению.


- Чего вы опасаетесь и на что надеетесь после стольких месяцев противостояния?


- Надежд много, потому что уже очевидно, что Чили уже не та, что раньше, что разбужено и начало изменяться общественное сознание… Что с этого момента могут начаться более глубокие социальные процессы, которые позволят восстановить те общественные связи, которые разрушила диктатура. Самое большое опасение заключается в том, что всё так и пройдет – ровно и без результата. Разочарование будет таким большим, что отступление затянется надолго… В этом плсмыслене, что можно сделать сегодня? Отступить, чтобы накопить силы, выработать новую стратегию, тем более что правительство не делает ничего. Наверное, это самое большое опасение...


- Какое место занимают технологии в повседневной жизни чилийской молодёжи? Какую роль играют социальные сети? Они действительно имеют значение для вашего движения?


- Сети имеют значение как распространитель взрывной информации, как возможность обмена мнениями, сети очень облегчают этот процесс, но не являются главным фактором массовости и широты движения. Нельзя сказать, что наше движение возникло благодаря социальным сетям. Оно назревало уже давно и набиралось опыта в других пространствах. Социальные сети сыграли роль в активизации движения, но не в его организации, не в его создании.


- Как народ мапуче участвует в движении студентов
?

- Да, народ мапуче принимает участие в нашем процессе. Не столько из-за исторического требования возвращения своих земель, сколько из-за проблем образования, которые касаются всех гораздо больше, чем думаем. В какой форме идёт обучение, чему обучают, насколько учтены этнические особенности…


- Какова роль прессы и журналистов в движении?


- СМИ - это реальная власть. Пресса в Чили находится под контролем больших экономических групп, и, естественно, используется в интересах правительства. Мы все знаем, кто стоит за крупными средствами массовой информации. Наше движение поначалу освещалось прессой довольно позитивно, потому что было массовым, не было другого подобного, было ярким, красочным, радостным… Однако, по мере нарастания конфликта, росло понимание того, что правительство ничего не будет делать для решения проблемы, и пресса поменяла стратегию и стала настраивать общество против студентов, против социального движения, фокусируя внимание на насилии, криминализуя социальный протест, заявляя о необходимости твёрдой руки, которая наведёт порядок… Совсем другое – альтернативные СМИ, радио, которые гораздо шире и разнообразнее освещали происходящее. Более объективно и отчасти на стороне того, что реально представляет собой студенческое движение.


- В какой момент вы почувствовали, что движение обретает силу?


- По правде говоря, мы были поражены. На первую манифестацию мы ожидали около 3-х тысяч участников, а пришло почти 10 тысяч. Потом число участников росло и росло. На манифестации приходило всё больше народу… Наши требования – простые и конкретные, связанные с проблемой финансирования образования, - приобрели политическое, более социальное звучание – переросли в требование иной системы образования, что напрямую связано с развитием Чили. Мы начали видеть, что наши требования носят не частный характер, а касаются всего общества, всей системы, что всё общество пострадало от этой модели развития, рождающей неравенство, несправедливость, не гарантирующей основные права. В какой-то момент мы поняли, что совершили качественный скачок, что речь уже идёт не только о качестве образования, но и о качестве нашей демократии, слабой, хромающей, нуждающейся в оздоровлении. К нам начали присоединяться другие организации, другие общественные секторы. К протестам присоединились рабочие и служащие, защитники природы, гомосексуалисты и многие другие. Все меньшинства, объединившись, стали большинством.


- Однажды, субкоманданте Маркос, говоря об официальных левых партиях Мексики, назвал их «левой рукой правых». Это определение подходит для блока Согласие (Concertación)?


- Конечно же. По большому счёту, Concertación – это другие правые. По правде говоря, в Чили никогда не было социал-демократии. За время переходного периода мы так и не вернулись к подлинной демократии. Такой был затянутый переходный период, при котором блок Согласие был не более чем администратором той системы, которую установила диктатура, и это при том, что Блок имел законодательное большинство, а значит и возможность дать оценку системе и произвести структурные изменения. Но они удобно устроились в неолиберальной модели, приобрели определённое благополучие и привилегии, в том числе и в образовании… Поэтому вся критика, всё недоверие, которое исходит от молодёжи и общества в целом в отношении Согласия, оправдано. Блок Согласие должен взять ответственность за всё сделанное, за свой политический оппортунизм...


- Когда студенческое движение только зарождалось, а пресса ещё не умела правильно писать твоё имя, тебя уже называли «лидером» этого движения. Казалось, что после падения «реального социализма», который не был ни так реален, ни так социализмом, люди и особенно молодёжь не хотят больше иметь ни «лидеров», ни сияющего авангарда… Живём в эпоху пересмотра темы власти не только вне, но и внутри наших движений. Как ты видишь эту тему? Кем ты себя ощущаешь – лидером, руководителем, координатором или представителем?


- Я считаю, что так распорядилась история. Не думаю, что мы родились лидерами. Я считаю, что обстоятельства заставили меня быть на этом месте. Мог быть и кто-нибудь другой. Нам выпало руководить этим движением. Считаю, что это движение – работа всех, а не только тех лиц, которые находятся на виду; работа всех, кто занят этим изо дня в день. Они не только выходят на манифестации, но организуют форумы и проводят собрания в разных организациях. В этом смысле я разделяю идею, что власть не должна концентрироваться в лидерах, но – в массе, базе любого движения. И это тоже вызов времени, потому что сегодня не существует возможности отзыва из власти, до сих пор это проблематично… Я считаю, что эта проблема существует сегодня не только на национальном уровне, но и в международном масштабе…


- За последние пять месяцев ты превратилась в известную персону, любимую народом, и не только в Чили. Говорят, что власть и слава изменяют людей. Каков твой опыт в этом отношении?


- Не знаю, есть ли у меня время витать в облаках. До сих пор я с трудом привыкаю к тому, как воспринимают меня люди. Дело в том, что многие злоупотребляют словами я, я, мне… Но не мы. Я считаю, что мы крепко стоим на земле.


- Ну, если послушать профессиональных политиков, слово «я» будет самым употребительным.


- Да, если иметь в виду политиков профессиональных. Однако в нашем движении мы стараемся уравновесить эту ситуацию. Думаю, это нужно подчеркнуть. Когда мы приходим на какой-то форум или собрание и нас приветствуют аплодисментами, мы понимаем, что приветствуют не нас лично, а всех тех, кто участвует в движении и кто этого заслуживает… Тех студентов, преподавателей, рабочих, служащих, кто ведёт ежедневную работу в движении. Это мы понимаем очень ясно, и это помогает избежать головокружения.


- Какие исторические личности повлияли на тебя?


- Возможно, повлияла та общая культура, которая существует в моей партии. Я считаю, что не обязательно быть коммунистом, чтобы уважать и любить Виолету, Виктора Хару, Альенде. Я восхищаюсь ими как борцами на культурном и политическом поле. Они были тружениками культуры и одновременно членами созидательного проекта, преобразований во имя большинства, и пострадали за это. Я уважаю латиноамериканских интеллектуалов, таких как Мариатеги, Галеано, Че… Но ближе всего мне деятели культуры и Сальвадор Альенде… Им вся моя любовь и моё уважение.


- Что бы ты хотела сказать молодёжи Мексики и всей Латинской Америки?


- Молодёжи Мексики я хотела бы сказать большое спасибо за пример в борьбе: они, в UNAM (Национальном университете) показали нам пример, что можно добиться чего-либо. Они вселили в нас надежду. А молодёжи всей Латинской Америки – не бояться брать на себя ответственность, крепить наши организации, созданные потом, кровью и слезами, беречь их как наше достояние, как орудие для построения иного общества. Несмотря на различия, поддерживать единство. Левых организаций много во всех странах, надо крепить единство, несмотря на различия. Надо понимать, что у нас один враг, и он не внутри. С другой стороны, надо помнить, что перемены делаются не только студентами. Надо привлекать всех людей... Очень часто мы верим, что любой человек понимает и разделяет наши цели и задачи. Но это не так. Поэтому надо учиться разговаривать с народом так, чтобы нас понял даже самый бедный, самый обездоленный человек…Чтобы идти вперёд, надо понимать, что эта борьба – борьба не только чилийских студентов, но борьба всей молодёжи, всех студентов разных стран и народов мира. Борьба за человеческое достоинство, за наши права и за более гуманное общество.


(Перевод с незначительными сокращениями Ольги Лопес)

Категория: Борьба молодежи за свои права | Просмотров: 967 | Добавил: заря | Теги: студенческие волнения в Чили | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]