Главная » 2011 » Март » 13
05:47
Сжимающие кулаки: молодёжь в Латинской Америке

По-настоящему глубокое осмысление бунтарских выступлений в Тунисе, Египте и других арабских странах ещё впереди. Очевидно одно: особую остроту стихийным протестам придал молодёжный фактор.

В Латинской Америке внимательно следили за развитием событий на Ближнем Востоке. "Гроздья гнева” постепенно созревают и в странах Западного полушария. Где полыхнёт в первую очередь? В Мексике? В Гондурасе? В Чили? Когда отчаявшаяся молодёжь поднесёт спичку к бикфордову шнуру протестов? Неолиберальные реформы в Латинской Америке особенно драматически сказались на положении молодого поколения. Процессы глобализации разделили его на тех избранных, кто "вписался” в новый "деидеологизированный” мировой порядок, регулируемый рынком, капиталом и практикой социального дарвинизма, и на гораздо большую по численности "массовку” отброшенных на обочину прогресса, - отверженных, неприкаянных и "неадаптированных”.

Неолиберальная статистика и пропаганда целенаправленно запутывают вопрос о социально-экономических причинах пополнения рядов "невостребованной” молодёжи. С ходу отвергается любая критика в адрес капитализма. Мол, более эффективной системы человечество не создало. Свой шанс имеет каждый, надо только уметь воспользоваться им! И если ты оказался в аутсайдерах, то это исключительно твоя вина: не проявил настойчивости, хваткости, воли к победе любой ценой. Проиграл – смирись! Твоё место на задворках истории и прогресса!

Маргинальная молодёжь, не имеющая работы, а также возможностей и стимулов для учёбы, представляет всё большую угрозу для порядка и стабильности тех государств, которые находились в авангарде неолиберальных реформ по методикам «чикагских мальчиков». В Мексике 42 % молодых людей (от 15 до 24 лет) проходит по статистике как безработные; в другой образцово-неолиберальной стране Чили таких, кто не учится и не работает, – 33 %. Но и полученное образование не улучшает картины. «Самый верный способ стать безработным, - нередко можно услышать от мексиканских и чилийских студентов, - это получить университетский диплом. Работу приходится искать годами». Для того чтобы хоть как-то оставаться на плаву, многим выпускникам ВУЗов приходится осваиваться в «неформальном секторе»: изготавливать сувенирные безделушки, идти в официанты на курортный сезон, заниматься уличной торговлей.

Другой вариант выхода из критической ситуации: сотрудничество с криминальными структурами. Сегодня наркокартели – куда более энергичный работодатель, чем государство. «Работа» есть даже для детей и подростков: доставлять наркотики, вести наблюдение за полицейскими патрулями, приводить в исполнение смертные приговоры. По данным депутатов парламента Мексики, около одного миллиона мексиканцев в возрасте от 18 до 24 лет являются «пушечным мясом» для преступных организаций.

В странах Центральной Америки недобрую славу приобрели молодёжные бандитские группировки «maras». Они терроризируют обитателей городов и посёлков, собирают «дань» с предпринимателей и торговцев, фактически служат параллельным структурам власти на местах. Экспансия «maras» добралась до городов с испано-язычным населением на юге Соединённых Штатов, где их естественными партнёрами являются группировки мексиканского наркокартеля Los Zetas. Если невозможно заработать на жизнь честным трудом, приходится соглашаться на «альтернативные варианты».

По весьма приблизительным данным Экономической комиссии для Латинской Америки и Карибского бассейна (CEPAL), в регионе не менее 7 с половиной миллиона молодых людей, которые не работают, и не учатся. Их считают безнадёжным балластом общества. Но их внешняя пассивность – весьма иллюзорна. «Молодёжный люмпен», как их иногда характеризуют социологи, - деклассированная масса, с размытыми социальными корнями, без чётких нравственных понятий. Но её «антисистемный протестный заряд» очевиден. Эта молодёжь не скрывает своей ненависти к «несправедливому устройству общества», «более успешным» сверстникам, которым посчастливилось оказаться – по рождению, элитарному образованию, причастности к влиятельным политическим или финансово-экономическим структурам, - на гребне успеха.

Если в далёких арабских странах удалось добиться реформ практически без оружия, через демонстрацию беспредельной ненависти и готовности к самопожертвованию, то почему это невозможно в Латинской Америке? В её истории много подобных страниц. Если сказать «Пылающий континент», то не надо расшифровывать, где он расположен и каким потенциалом сопротивления обладает. Рано или поздно подавляемый протест сдетонирует, выведет разъярённых людей на улицы, сорвёт гламурный имидж с тех правительств, которые вопреки тревожным социально-экономическим прогнозам продолжают неолиберальные реформы, политику приватизаций, уменьшения роли государства в пользу якобы всемогущего рынка.

Часть латиноамериканской молодёжи решается на активное сопротивление, «уходит в горы» партизанить, как в Колумбии или Перу. Другие вступают в различные структуры поддержки – оперативной (явочные квартиры, транспорт), пропагандистской, финансовой. Несколько мексиканских студентов погибло во время атаки колумбийского спецназа на лагерь партизан FARC в приграничной зоне на территории Эквадора. По одним версиям студенты оказались в лагере с целью сбора материалов для дипломных работ, по другим – для обсуждения вопросов о сотрудничестве. Национальный автономный университет Мексики (UNAM) и Политехнический национальный институт издавна считаются кузницей кадров для партизанско-повстанческих движений. Сапатистское движение в Мексике окрепло и сумело выстоять во многом благодаря помощи левых группировок в UNAM и других ВУЗах.

Сейчас на повестке дня оказание помощи гондурасским студенческим и молодёжным организациям. Актуальный лозунг – возвращение к власти президента Мануэля Селайи, который был свергнут в результате заговора ЦРУ и военщины. «Молодёжь Сопротивления» – это одна из самых динамичных организаций «Народного фронта мирного Сопротивления». Они открыто заявляют о своей позиции: «Мы никогда не забудем, кто именно предал гондурасский народ. Наша борьба не завершится до тех пор, пока виновные не заплатят за каждую смерть, каждый удар, каждое оскорбление и унижение. Мы не признаём и не принимаем правительство Порфирио Лобо Сосы. Все те, кто использовал указанные методы для государственного переворота и сохранения правительства de facto в нашей стране, должны предстать перед международным судом».

Среди неолиберальных государств на континенте «оазисом стабильности» кажется Чили. Пиночет умер, сошёл с исторической арены, но выстроенная им политическая система «дозированной демократии» живёт до сих пор. Левые партии и организации так и не оправились от кровопролития 70-х – начала 80-х годов. Полицейский контроль над «инакомыслящими» сохраняется. Чилийцы поставлены в условия постоянной борьбы за выживание, призывы к коллективному отстаиванию своих социальных и экономических прав многими, «эмоционально травмированными диктатурой», воспринимаются с опаской. Индивидуализм, разобщённость, взаимное недоверие. Глубокий знаток чилийских реалий журналист Олег Ясинский справедливо считает, что «за прошедшие десятилетия выросло поколение «детей диктатуры», научившееся воспринимать несправедливость как некую данность и бороться за личный успех и выживание в джунглях «дикого капитализма».

Но перемены назревают. Набирает силу другое поколение. Первым серьёзным сигналом о недовольстве чилийцев положением дел в стране стало так называемое «Восстание пингвинов». Борьба школяров за справедливое, без каких-либо социальных привилегий обучение вызвала зимой 2006 года небывалый подъём активности учащейся молодежи, протестующей против превращения образования в товар. Если ты из состоятельной семьи – товар получаешь качественный, по высшим стандартам, если ты обитатель маргинальных кварталов – довольствуйся эрзац-образованием в переполненных муниципальных школах. И потому не рассчитывай на лучшую долю. В Чили социальные перегородки преодолеть неимоверно трудно. Когда говорят о построенном в этой стране бесклассовом обществе, трудно удержаться от иронического смеха. Пиночет никогда не покидал Чили. Он растворён в Конституции, вступившей в силу в марте 1981 года. Её дописывали, подправляли, чуть корректировали, но конституция остается пиночетовской. И это устраивает нынешнюю правящую элиту, левых «социалистов», похожих на правых «демохристиан», и правых – имитирующих взгляды левых. Одна дружная компания, изображающая иногда «принципиальные расхождения». Выпускники привилегированных школ «обречены» на то, чтобы стать хозяевами жизни, а обладателям свидетельств об окончании муниципальных школ – суждено стать гражданами второго сорта, прислугой, изгоями и неудачниками.

«Пингвины» стали детонатором общенационального протеста: к ним присоединились университеты, научные институты, общественные организации и, конечно, родители. «Левоцентристское» правительство Бачелет всячески сопротивлялось, применяло слезоточивые газы, водомёты, агентов-провокаторов, но на некоторые уступки всё-таки пришлось пойти.

Пока трудно сказать, в какой из неолиберальных стран Латинской Америки начнутся первые стихийные бунты молодёжи. По всей совокупности нерешённых проблем – в Мексике. Но, если исходить из социально-экономического кризисного перегрева, накопившегося за годы правления «Блока Согласие», а в последнее время – ультралиберального президента Себастьяна Пиньеры - в Чили. Поживём - увидим. Если в США, стране, являющейся оплотом капитализма, начались народные протесты, то в Латинской Америке окончательное падение неолиберальной модели «развития» может принять катастрофические масштабы.

http://www.tiwy.com/

Категория: Борьба молодежи за свои права | Просмотров: 1129 | Добавил: Aleksey | Теги: борьба молодежи за свои права | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]