Главная » 2016 » Май » 5
02:23
Путь «Правды»

Каждый год 5 мая в Советском Союзе отмечался День печати – праздник работников прессы. Профессиональный праздник был приурочен к годовщине выхода первого номера газеты «Правда». Почему именно эта газета считалась большевиками рубежной?

Большевики начали издание нелегальных газет в 1900 году. Основателем первой газеты был В.И. Ленин, и называлась она «Искра». «Из искры возгорится пламя» – такой девиз времен декабристов был начертан на первой странице. Ленин подготавливал «Искру», находясь в зарубежной эмиграции. Десятки революционеров, спрятав газету, провозили ее через границу в Россию, и уже в российских городах ее перепечатывали на подпольных типографиях. «Искра» выпускалась редко, содержала, в основном, теоретические статьи, предназначалась для рабочих революционеров-подпольщиков – она координировала их деятельность, учила борьбе. Вслед за «Искрой» началось издание и других подпольных большевистских газет.

Но развитие политической борьбы требовало газеты массовой, обращенной к широкому читателю, газеты, освещавшей актуальные события политической жизни и повседневной борьбы рабочих. Возможность наладить выпуск такой газеты появилась только в 1912 году. В то время царизм самодовольно полагал, что сможет «встроить» социал-демократические организации в свою политическую систему. И, надо сказать, повод к таким мыслям давали меньшевики-ликвидаторы, призывавшие к отказу от революционной борьбы и созданию легальной партии. Но совсем по-иному воспользовались временными «послаблениями» царизма большевики. Было решено издавать легальную газету под видом «умеренной».

Решение об издании легальной газеты большевистское руководство приняло в январе 1912 года на конференции в Праге. На той же конференции в Русское бюро центрального комитета Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков) по предложению Ленина был введен И.В. Сталин. Именно ему и предстояло основать новую газету.

Весной 1912 года 32-летний Сталин прибыл в Петербург, сбежав из ссылки, и с группой товарищей взялся за выпуск газеты. Первый номер вышел 22 апреля по старому стилю, а по новому – 5 мая. В первом номере была помещена статья Сталина «Наши цели». «Освещать путь русского рабочего движения светом международной социал-демократии, сеять правду среди рабочих о друзьях и врагах рабочего класса, стоять на страже интересов рабочего дела – вот какие цели будет преследовать “Правда”», – написал он.

Газете предстояло стать не только информатором, но и организатором рабочего движения. Разделы «Рабочее движение» и «Рабочая жизнь» занимали почти полностью третью и четвертую страницы. Это были корреспонденции рабочих с фабрик и заводов, рассказывающие о борьбе рабочих по всей стране. Рядом колонки цифр — регистрация денежных сборов среди рабочих в помощь бастующим товарищам. Сама газета издавалась на сборы денежных средств среди российских пролетариев.

В 1912—1914 гг. вышло 646 номеров «Правды». 190 из них подверглось репрессиям царской цензуры: каждый четвертый номер газеты конфисковался, каждый восемнадцатый штрафовался. Тираж газеты был около 40 тыс. экземпляров, иногда достигал 60 тысяч. Чтобы обойти цензуру, в «Правде» был выработан особый, иносказательный язык. Вместо «большевик» писали «последовательный демократ», вместо «революционные требования» — «неурезанные требования» и т.д.

Главным редактором фактически был Ленин. Вождь революции, вынужденный находиться в эмиграции, почти ежедневно писал в «Правду» статьи, посылал письма, в которых давал указания, советы, исправлял ошибки. За два года в «Правде» было опубликовано более 280 ленинских статей и заметок. Секретарем редакции был В.М. Молотов, литературный отдел возглавлял Максим Горький. В газете работали К.Е. Ворошилов, М.И. Калинин, Я.М. Свердлов.

Царское правительство, начав понимать – куда «клонит» газета, восемь раз закрывало «Правду», но она продолжала выходить под другими названиями: «Рабочая правда», «Северная правда», «Правда труда», «За правду», «Пролетарская правда», «Путь правды», «Рабочий», «Трудовая правда».

В выпуске и распространении газеты были не только организационные трудности. На распространителей левой газеты могли напасть ультраправые боевики «черных сотен». В романе «Хуторок в степи» современник эпохи, писатель В. Катаев впоследствии в художественной форме изобразил такой инцидент – когда вооруженный черносотенец нападает на подростков – продавцов газеты, но получает отпор от них и подоспевших рабочих дружинников.

«Правда» выходила два года, до июля 1914 года. Начальник петербургской полиции во «всеподданнейшем докладе» пожаловался царю, что штрафы, конфискации, аресты редакторов «Правды» «не дают... никаких осязательных результатов». Николай II возмутился. «К чему вся эта комедия», — написал он на полях доклада, и «Правда» была окончательно закрыта… До 1917 года.

С победой Февральской революции издание «Правды» было возобновлено. Газете большевиков вновь пришлось пережить гонения от Временного правительства, пока, наконец, в октябре 1917 года, она стала главной газетой Советской страны.

«Правда» четыре десятилетия оставалась рупором большевизма. Фактическое угасание большевистской газеты произошло со смертью И.В. Сталина, а название оказалось в руках хрущевской клики.

Но пример большевистской «Правды» сегодня вдохновляет молодых журналистов, литераторов, народных корреспондентов на издание новых большевистских газет.

Лев Зацепилов

 

Первый номер «Правды» (из романа В.Катаева «Хуторок в степи»)

 

Вдруг сзади раздался топот ног. Мальчики обернулись. Их догонял человек в развевающемся пиджаке. Он бежал на кривых ногах, делая виляющие движения, и кричал:

      — Эй! Габелки! Псссс… Псссс…

      Сначала Петя подумал, что это покупатель, и остановился, но в следующую минуту увидел, что ошибся. В руке у человека, бегущего прямо на него, была короткая резиновая палка, на лацкане пиджака — значок Союза русского народа, с трехцветными ленточками.

      — Тикай! — крикнул Гаврик.

      Но человек с резиновой палкой уже был рядом, и Петя почувствовал сильный удар, который, к счастью, пришелся не по голове, а по свертку газет на плече и только слегка задел ухо.

      Клочья бумаги полетели во все стороны.

      — Не тронь! — голосом, осипшим от ярости, даже не крикнул, а как-то зверски зарычал Гаврик и свободной рукой толкнул человека с резиновой палкой прямо в грудь с такой силой, что тот отлетел назад и чуть не упал. — Не тронь, морда! Погромщик, союзник! Убью!

      Не спуская острых, ненавидящих глаз с «союзника», Гаврик скинул с плеча газеты и протянул их назад, Пете.

      — Бери и тикай прямо в ремонтные, вызывай дружинников, — быстро сказал он, облизывая губы и вряд ли даже соображая, что Петя может и не знать, что это такое — дружинники.

      Но Петя очень хорошо понял Гаврика. Прижимая к груди пачки газет, он что есть мочи побежал по переулку.

      Теперь Гаврик и «союзник» стояли друг против друга посередине мостовой, и Гаврик, продолжая облизывать губы и тяжело дышать носом, медленно опустил в карман правую руку; а когда ее так же медленно вынул, на ней оказался стальной кастет с блестящими шипами.

      — Убью! — повторил Гаврик, продолжая в упор рассматривать своего врага, как бы навсегда желая запомнить его опухшее, черномазое, словно покусанное пчелами, безглазое лицо, голову с косым пробором и волосами, зачесанными на низкий лоб, и уголовно-капризную улыбку жестокого болвана.

      — Ну, паскудная морда! — сказал «союзник» и замахнулся резиновой палкой, но Гаврик успел увернуться и побежал следом за Петей.

      Он слышал за собой стук сапог, и когда этот стук сделался особенно близким, Гаврик вдруг бросился ничком на землю, и «союзник» со всего маху перелетел через него и растянулся на мостовой. Гаврик сел на него верхом и, не помня себя, стал молотить кастетом по черной, как вакса, голове, бессмысленно приговаривая:

      — Не трожь! Не трожь! Не трожь!

      Тогда «союзник» полез в карман и со стоном вытащил маленький браунинг черной вороненой стали. Раздалось подряд несколько выстрелов, но Гаврик успел придавить ногой стреляющую руку, и пули защелкали по мостовой, высекая из булыжников искры.

      — Городовой! Полиция! — рыдающим голосом закричал «союзник» и вдруг, вывернувшись, укусил Гаврика за ногу.

      Гаврик застонал. Они стали кататься по земле, и неизвестно, чем бы это кончилось для Гаврика, который был в два раза меньше и слабее своего противника, если бы не подоспела помощь из ремонтных мастерских.

      Пять дружинников, вооруженных обрезками водопроводных труб и дрючками, вырвали из рук «союзника» браунинг и резиновую палку, наскоро надавали ему по шее, а Гаврика почти на руках утащили во двор мастерских; и все это так быстро, что, когда на выстрелы явился городовой с поста, в переулке уже никого не было, кроме «союзника», который сидел на земле, прислонившись спиной к забору завода растительного масла и маргарина «Коковар», и выплевывал окровавленные зубы.

 

Категория: Статьи | Просмотров: 283 | Добавил: Alexandr_Stepanov | Теги: Лев Зацепилов, Великая История | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]