Главная » 2011 » Июль » 1
22:14
Лекция 1. Товарное производство. Часть 2

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО

4. Товарный фетишизм и его тайна

Маркс показывает, что мистический характер товара порождается не потребительной стоимостью товара, не тем, что товар – вещь, которая якобы по своей природе господствует над людьми, а самой формой товара, его стоимостным характером, тем, что в товаре как стоимости отражаются общественные отношения людей. На поверхности общества в форме товара отношение людей выступают как вещные отношения, как обмен вещами, в то время как товарная форма – «лишь определенное общественное отношение самих людей, которое принимает в их глазах фантастическую форму отношений между вещами»(82). Это свойство товаров Маркс назвал товарным фетишизмом.

Чем же порождается этот фетишистский характер товарного мира? Это – «своеобразный общественный характер труда, производящего товары»(82). Маркс пишет:

«Предметы потребления становятся товарами лишь потому, что они суть продукты не зависимых друг от друга частных работ. Комплекс этих частных работ образует совокупный труд общества. Так как производители вступают в общественный контакт между собой лишь путем обмена продуктов своего труда, то и специфический общественный характер их частных работ проявляется только в рамках этого обмена. Другими словами, частные работы фактически осуществляются как звенья совокупного общественного труда лишь через те отношения, которые обмен устанавливает между продуктами труда, а при их посредстве и между самими производителями. Поэтому последним, т.е. производителям, общественные отношения их частных работ кажутся именно тем, что они представляют собой на самом деле, т.е. не непосредственно общественными отношениями самих лиц в их труде, а, напротив, вещными отношениями лиц и общественными отношениями вещей»(82-83).

Маркс пишет, что весь этот мистицизм товарного мира немедленно исчезает, как только мы переходим от товарного производства к другим формам производства. Сначала Маркс это показывает на примере Робинзона, которого так любит политическая экономия (даже Рикардо), и патриархальной деревенской семьи. Затем Маркс показывает это на примере «союза свободных людей, работающих общими средствами производства и планомерно расходующих свои индивидуальные силы как одну общественную рабочую силу»(88). Вот что пишет Маркс:

«Весь продукт труда союза свободных людей представляет собой общественный продукт. Часть этого продукта служит снова в качестве средств производства. Она остается общественной. Но другая часть потребляется в качестве жизненных средств. Поэтому она должна быть распределена между ними. Способ этого распределения будет изменяться соответственно характеру самого общественно-производственного организма и ступени исторического развития производителей. Лишь для того, чтобы провести параллель с товарным производством, мы предположим, что доля каждого производителя в жизненных средствах определяется его рабочем временем. При этом условии рабочее время играло бы двоякую роль. Его общественно-планомерное распределение устанавливает надлежащее отношение между различными трудовыми функциями и различными потребностями. С другой стороны, рабочее время служит вместе с тем мерой индивидуального участия производителей в совокупном труде, а следовательно, и в индивидуально потребляемой части всего продукта. Общественные отношения людей к их труду и продуктам их труда остаются здесь прозрачно ясными как в производстве, так и распределении»(89).

5. Развитие обмена и возникновение денег

Прежде, чем перейти непосредственно к анализу сущности и функций денег и законов денежного обращения, Маркс прослеживает в общих чертах исторический процесс развития обмена вплоть до появления денег и  показывает, почему именно благородные металлы стали деньгами.

Маркс пишет: «Общественное действие всех прочих товаров выделяет один определенный товар, в котором все они выражают свои стоимости»(96). Противоположность между потребительной стоимостью и стоимостью выступает наружу в виде противоположности товара и денег.

Маркс начинает с непосредственного обмена продуктов, который собственно говоря не является еще обменом товаров. Непосредственный обмен продуктов имеет форму простого выражения стоимости, но в то же время и не имеет ее. Вместо формулы x товара А = y товара В в данном случае имеем: x предмета потребления А = y предмета потребления В. Маркс пишет: «Первая предпосылка, необходимая для того, чтобы предмет потребления стал потенциальной меновой стоимостью, сводится к тому, что данный предмет потребления существует как непотребительная стоимость, имеется в количестве, превышающем непосредственные потребности своего владельца»(97).

 Обмен товаров начинается там, где кончается община, и первоначально меновые отношения совершаются случайно. Однако, пишет Маркс: «Постоянное повторение обмена делает его регулярным общественным процессом. Поэтому с течением времени по крайней мере часть продуктов труда начинает производиться преднамеренно для нужд обмена. С этого момента, с одной стороны, закрепляется разделение между полезностью вещи для непосредственного потребления и полезностью ее для обмена. Ее потребительная стоимость отделяется от ее меновой стоимости»(98).

И это происходит, когда из всей товарной массы выделяется какой-либо один товар, за которым закрепляется роль всеобщего эквивалента. Попеременно роль всеобщего эквивалента закрепляется то за одним, то за другим товаром, но с «развитием товарного обмена она прочно закрепляется за определенными видами товаров, или кристаллизуется в форму денег»(98). Первоначально таким товаром становится какой-либо элемент местного отчуждаемого имущества, например скот. Но окончательно роль всеобщего эквивалента закрепляется за благородными металлами – золотом и серебром. И это не случайно, пишет Маркс. Дело в том, что благородные металлы обладают такими естественными свойствами, которые как раз пригодны для выполнения им роли денег. Благородные металлы обладают одинаковым качеством, что удобно для выражения абстрактного однородного труда, и легко делятся, что необходимо для выражения различных величин стоимости. 

Маркс далее показывает, что ошибаются те, кто утверждает, что деньги либо имеют воображаемую стоимость, либо вообще знаки стоимости. Деньги (золото и серебро), как и любой другой товар, имеют стоимость, и величина последней определяется количеством труда, необходимого для производства золота и серебра. «Когда оно (золото) вступает в обращение в качестве денег, его стоимость уже дана»(102). Роль всеобщего эквивалента, таким образом, отнюдь не присуща благородным металлам как некое свойство, данное им от природы. В процессе исторического развития роль всеобщего эквивалента срастается с натуральной формой золота, и поэтому создается обманчивое впечатление, «будто не данный товар становится деньгами только потому, что в нем выражают свои стоимости все другие товары, а, наоборот, будто бы эти последние выражают в нем свои стоимости потому, что он – деньги»(102). Этот денежный фетиш покоится на товарном фетиши.

6.  Мера стоимости

После того, как Маркс определил сущность денег и процесс их возникновения, оно переходит к анализу их функций и законов денежного обращения. При анализе функций денег и законов денежного обращения Маркс предполагает, что денежным товаром является золото.

Первая функция золота состоит в том, чтобы доставить товарному миру материал для выражения стоимости. Золото, таким образом, функционирует как всеобщая мера стоимости и в силу этого является деньгами.

Выражение стоимости товара в золоте, в денежном товаре, есть денежная форма товара, или цена. Цена есть денежное выражение стоимости товара.

Для того чтобы выразить стоимость товара в цене, не обязательно иметь в наличии действительное золото. Для выражения стоимости в цене необходимо лишь мысленно представляемое, или идеальное золото. «Следовательно, свою функцию меры стоимости деньги выполняют лишь как мысленно представляемые, или идеальные, деньги»(106). Однако при этом «цена всецело зависит от реального денежного материала»(106). Дело в том, что смотря по тому, золото, серебро или медь служит мерой стоимости, стоимость товара выражается в совершенно различных ценах. Для того, чтобы вообще золото могло служить в качестве меры стоимости, оно должно реально функционировать в качестве денег. «В идеальной мере стоимости скрывается, таким образом, звонкая монета»(113).

Если мерой стоимости служит одновременно два различных товара, например золото и серебро, то цены всех товаров получают два различных выражения: золотые и серебряные цены. Соотношение между золотыми и серебряными деньгами устанавливается в соответствии с отношением их стоимостей. Всякое изменение этого отношения стоимостей нарушает сложившееся отношение между золотыми и серебряными ценами, и фактическое отношение стоимостей благородных металлов приходит в противоречие с их законодательно установленном соотношением.

При функционировании денег как меры стоимости возникает техническая необходимость сводить все товарные стоимости к какому-либо фиксированному количеству золота как единицы измерения. Сама эта единица измерения путем дальнейшего деления развертывается в масштаб цен. Например, фунт стерлингов делится на шиллинги(20) и пенсы(240). Первоначально масштаб цен совпадал с весовым масштабом (например, английский фунт стерлингов был равен фунту серебра, 453, 6 г). В дальнейшем масштаб цен отделился от весового масштаба (например, по причине того, что фунт стерлингов стал денежной единицей золота, и поэтому фунт стерлингов перестал совпадать с фунтом  золота). Таким образом, масштаб цен – это весовое количество метала, принятое за денежную единицу, имеющее наименование и служащее для измерения цен товаров.

Изменение стоимости золота не влияет на масштаб цен. Как бы не изменялась стоимость золота, отношение между его различными частями остается без изменения. 12 унций золота по-прежнему 12 раз больше 1 унции золота. Однако изменение масштаба цен влияет на изменение цен товаров, так как изменяется количество золота, представленной в денежной единицы.

Законы движения товарных цен есть частный случай общих законов движения относительной формы стоимости. Цена товара изменяется прямо пропорционально стоимости товара и обратно пропорционально стоимости денег (см. выше). Таким образом, цена товара может изменяться при неизменной стоимости товара и оставаться неизменной при изменении стоимости товара. Причина этого лежит в изменении стоимости денег.

«Но, пишет Маркс, форма цены не только допускает возможность количественного несовпадения величины стоимости с ценой, т.е. величины стоимости с ее собственным денежным выражением, - она может скрывать в себе качественное противоречие, вследствие чего цена вообще престает быть выражением стоимости, хотя деньги представляют собой лишь форму стоимости товара»(112). Совесть, честь и т.д., хотя и не являются товарами, могут стать для своих владельцев предметом продажи и, следовательно, приобрести цену. Это – мнимая форма цены. Земля, которая не подвергалась обработке, не имеет стоимости, так как в ней не овеществлен человеческий труд, но в то же время имеет цену. Таким образом, цена здесь есть иррациональная величина.

7.  Средство обращения

Процесс обмена товара, пишет Маркс, осуществляется в виде двух противоположных и друг друга дополняющих метаморфоза –  превращения товара в деньги и его обратного превращения из денег в товар. Процесс обмена товара совершается в виде следующей смены форм:

 Т(товар) – Д(деньги) – Т(товар)

Таким образом, формула товарного обращения состоит из двух метаморфозов: продажа (Т – Д) и купля (Д – Т). Маркс переходит к их анализу (резюмируем основные положения). Данный метаморфоз товара Маркс представляет в виде холст – деньги – библия.

Т – Д. Первый метаморфоз товара, или продажа.  Товар обменивается на деньги, стоимость из товарной формы превращается в денежную, холст превращается в золото. Т – Д (холст – деньги), первая фаза процесса Т – Д – Т (холст – деньги – библия), есть в то же время Д – Т(деньги – холст), т.е. последняя фаза другого процесса Т – Д – Т (напр., пшеница – деньги – холст). Таким образом, первый метаморфоз товара является в то же время вторым противоположным метаморфозом какого-либо другого товара. Продажа есть купля.

Д – Т.  Второй, заключительный метаморфоз товара, или купля. Деньги обмениваются на товар. Денежная форма стоимости превращается в товарную, золото превращается в библию. Д – Т, заключительная фаза процесса Т – Д – Т (холст – деньги – библия), есть в то же время Т – Д, первая фаза Т – Д – Т (библия – деньги – водка). Второй, заключительный метаморфоз товара является в то же время первым метаморфозом какого-либо другого товара.

Если взять теперь метаморфоз товара в целом, то прежде всего бросается в глаза то, что он состоит из двух противоположных и дополняющих друг друга движений: Т – Д и Д – Т. Два противоположных метаморфоза товара совершаются в двух противоположных актах товаровладельца и отражаются в двух его противоположных ролях: как агент продажи, он – продавец, как агент купли – покупатель. Две противоположно направленные фазы движения товарного метаморфоза образуют кругооборот: товарная форма, сбрасывание товарной формы, возвращение к товарной форме. У исходного пункта товар является непотребительной стоимостью, у конечного пункта – потребительной стоимостью. Кругооборот неразрывно сплетается с кругооборотами других товаров, и процесс в целом представляет собой обращение товаров. Как посредник в процессе обращения товаров, деньги приобретают функцию средства обращения.

 Товарное обращение не только по форме, но и по существу отличается от непосредственного обмена продуктов. Действительно, товарное обращение состоит из двух самостоятельных актов – продажи и купли. Между ними есть единство, ибо продажа есть в то же время купля, но в то же время продажа и купля – самостоятельные, независимые акты, и если происходит их внешнее обособление, то «единство их обнаруживается насильственно – в форме кризиса»(124). Следовательно, уже присущая в товаре противоположность между потребительной стоимостью и стоимостью заключает в себе возможность кризиса. «Превращение этой возможности в действительность требует целой совокупности отношений, которые в рамках простого товарного обращения вовсе еще не существуют»(124).

«Каждый товар, - пишет Маркс, - при первом своем шаге в процессе обращения, при первой же смене своей формы, выпадает из сферы обращения, в которую на его место постоянно вступает новый товар. Наоборот, деньги как средство обращения постоянно пребывают в сфере обращения, постоянно рыщут в ней. Отсюда возникает вопрос, сколько денег может непрерывно поглощать эта сфера»(127). Маркс определяет и формулирует закон денежного обращения.

Масса средств обращения (денег), необходимых для удовлетворения процесса обращения товаров, прямо пропорциональна общей сумме товарных цен и обратно пропорциональна средней скорости оборота денежных единиц.     

                          

Масса денег

=

     сумма цен товаров

 среднее число оборотов

      денежных единиц

 

 

В свою очередь, общая сумма товарных цен зависит от уровня цен и количества товаров.

Закон денежного обращения Маркс формулирует еще в таком виде: «при данной сумме стоимостей товаров и данной средней скорости их метаморфозов количество обращающихся денег или денежного материала зависит от собственной стоимости последнего»(134). Действительно, если изменится стоимость денег, то в обратном отношении постепенно изменятся и уровень товарных цен, и, следовательно, изменится масса денег в обращении. Это положение Маркса направлено против иллюзии, будто цены товаров определяются массой денег, находящейся в обращении. 

Из функции денег как средства обращения возникает их монетная форма, или монета. В процессе обращения монета постепенно стирается, «ее номинальное и ее реальное содержание начинают мало-помалу расходиться»(136). В этом уже содержится возможность замены полноценных денег – золотых монет – знаками стоимости. В качестве заместителей золотой монеты первоначально были серебряные и медные монеты, которые удовлетворяли розничный оборот. Их металлическое содержание произвольно определялось законом, и потому их монетная функция становилась совершенно не зависимой от всякой стоимости.

В силу этого на их место приходят государственные бумажные деньги с принудительным курсом. По поводу бумажных денег Маркс пишет:

«Бумажки, на которых напечатаны их денежные названия, как, например, 1 ф. ст., 5 фунтов стерлингов и т.д., бросаются в процесс обращения извне государством. Поскольку они действительно обращаются вместо одноименных сумм золота, они отражают в своем движении лишь законы самого денежного обращения. Специфический закон обращения бумажных денег может возникнуть лишь из отношения их к золоту, лишь из того, что они являются представителями последнего. И закон этот сводится просто к тому,  что выпуск бумажных денег должен быть ограничен тем их количеством, в каком действительно обращалось бы символически представленное ими золото (или серебро)»(138).

Таким образом, если количество бумажных денег, находящихся в обращении, превышает  количество золота, необходимого для удовлетворения товарного оборота, то они становятся излишними, каналы обращения переполняются, и как результат растут цены товаров, деньги обесцениваются.

Возможность замены полноценных денег знаками стоимости вытекает из функции денег как средства обращения. «…В процессе, в котором деньги переходят из одних рук в другие, достаточно чисто символического существования денег. Функциональное бытие денег поглощает, так сказать, их материальное бытие»(140). Дело в том, что деньги в процессе обращения, Т – Д – Т, играют мимолетную роль, обеспечивая движение товаров от одного пункта к другому, и поэтому могут быть заменены знаками стоимости, не имеющими никакой стоимости. Для этого «необходимо лишь, чтобы знак денег получил свою собственную объективно общественную значимость, и бумажный символ получает ее при помощи принудительного курса»(149).

8. Сокровище и мировые деньги

Деньги, эта «золотая куколка», «всеобщий представитель вещественного богатства», становятся самоцелью. Вследствие этого деньги окаменевают в виде сокровища.

Созидание сокровищ выполняют различные функции при металлическом обращении. Постоянные колебания размеров товарного обращения, колебания цен и скорости товарного обращения вызывают непрерывные отливы и приливы находящейся в обращении денежной массы. Чтобы количество денежной массы, золота и серебра, находящейся в обращении, постоянно соответствовала потребностям товарного оборота, количество денег, находящихся в данной стране, должно быть больше, чем требуется в данный момент для насыщения сферы обращения. Словом, денежная масса должна обладать способностью к расширению и сокращению. Это условие выполняется благодаря превращению денег в сокровище. «Резервуар сокровищ служит одновременно отводными и приводными каналами для находящихся в обращении денег, которые поэтому никогда не переполняют каналов обращения»(145).

«С развитием товарного обращения развиваются отношения, благодаря которым отчуждение товаров отделяется во времени от реализации их цены»(146), возникает продажа в кредит. Один товаровладелец продает наличный товар, другой покупает, выступая как представитель будущих денег. Продавец становится кредитором, покупатель – должником. Деньги приобретают функцию средства платежа.

Особенность товарного обращения при продаже товара в кредит состоит в том, что деньги превращаются в товар прежде, чем товар превратился в деньги, т.е. второй метаморфоз товара совершился раньше первого. Средство платежа вступает в обращение, но лишь после того, как товар уже вышел из него. Деньги уже не опосредствуют процесса.

Функционирование денег как средство платежа вносит изменение в общий закон денежного обращения. Общая масса денег при данной скорости обращения теперь равняется сумме цен товаров плюс сумма платежей, которым наступил срок, минус взаимно погашающие платежи и, Маркс еще добавляет, «минус сумма оборотов, в которых одни и те же деньги функционируют попеременно то как средство обращения, то как средство платежа»(150). Если предположить, что совершение кредитной сделки и оплата ее деньгами попадают в один и тот же  промежуток времени, за который подчитывается масса обращающихся денег, то последний член в формуле денежного обращения можно не учитывать.

На базе функционирования денег как средства платежа появляются кредитные деньги.

Выходя за пределы внутренней сферы обращения, деньги сбрасывают с себя свои «национальные мундиры» и опять выступают в своей первоначальной форме – в форме слитков благородных металлов. Деньги функционируют как мировые деньги. На мировом рынке господствует двойная мера стоимости – золото и серебро.

«Мировые деньги функционируют как всеобщее средство платежа, всеобщее покупательное средство и абсолютная общественная материализация богатства вообще»(154). Функция средства платежа преобладает, и в силу этого каждая страна нуждается для расчетов по международным балансам в известном резервном фонде.

КОНЕЦ.

Категория: Наши новости | Просмотров: 4835 | Добавил: Aleksey | Теги: политучеба | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]